Понедельник, 25 Ноябрь 2013 21:16

Объект "Великан" (Вальбруж. Польша)

Автор 
Оцените материал
(5 голосов)

11 Сентября 1943 года, генерал-майор германской армии Рудольф Шмундт (Rudolf Schmundt), руководитель кадрового управления сухопутных войск, ввиду стремительно ухудшающийся обстановки на восточном фронте, утвердил создание нового, грандиозного опорного пункта под названием «Великан» (Anlage Riese), призванного служить надежным убежищем для нацистской верхушки и руководителей военного управления третьего рейха...

Дополнительная информация

  • Координаты: 50.670925,16.417455
  • Тип сооружения: Подземная крепость
  • Площадь: нет данных
  • Назначение: Опорный пункт руководства Германии
  • Подчинение: нет данных
  • Код сооружения: нет данных
  • Сохранность: нет данных
  • Оригинальное название: FHQ Anlage Riese
  • Год постройки: 1944 (не завершен)
Show Street View

Уже спустя четыре дня, после судьбоносного решения, для обсуждения планов строительства нового объекта, в деревушку Мойсее (Moysee) что в окрестностях Растенбурга в срочном порядке были вызваны, заместитель руководителя Организации Тодт - Ксавьер Дорш (Xaver Dorsch), и генеральный инженер специальных проектов организации Тодта - Лео Мюллер (Dr. Leopold Müller \ ОТ Oberbauleiter).

Напомним, за три месяца до описанного выше совещания, 20 Июня 1943 года, Лео Мюллер, уже был утвержден ставкой, как генеральный инженер на возведение новой штаб-квартиры «Ольга» (FHQ Olga) на границе Остланда и России, откуда А.Гитлер планировал руководить грядущей, масштабной военной операцией на востоке. Гитлер возлагал большие надежды на реализацию разработанного немецким командованием еще в апреле плана «Цитадель», призванного подорвать наступательную мощь красной армии на курской дуге, и разгромив ее, силами почти миллионной группировки войск, при поддержке 16,5 тысяч танков и 2 тысяч самолетов – повернуть наступление на Москву.

Хитроумный план Германского командования стал известен в Москве, и провалился, следствии принятых Москвой контромер, а возведение ставки «Ольга» под Оршой (Белоруссия), так и не было закончено по причине утраты необходимости ее существования. Как мы можем предположить, причиной этому стала общая ситуация на восточном фронте, и очевидные трудности, с которыми столкнулось руководство Организации Тодта при возведений такого масштабного сооружения как комплекс «Ризе», однако об этом по порядку.

При выборе места предстоящей стройки, руководители проекта руководствовались такими аргументами, как отдаленность Нижней Силезии от досягаемости Английской авиации, которые уже серьезно угрожали западным областям Германии и в соответствии с «планом Линдемана» с середины 1942 года неустанно бомбили промышленные объекты западной Германии. Нижне-Силезский промышленный район, был вторым по значимости и безопасное сосредоточение в данном районе большого количества производственных объектов, которые в случае начала каких либо неожиданных действии союзников с Запада, смогли бы обеспечить безбедное существование командного центра «Ризе» и промышленное снабжение войск ведущих боевые действия за западе. Никакие, даже самые пессимистичные прогнозы конца 1943 года, не предполагали потери этих территории со стороны наступающих с востока частей красной армии.

{phocagallery view=category|categoryid=20|limitstart=0|limitcount=17|imageshadow=shadow1|enableswitch=1|type=1|imageordering=9}

1 Ноября 1943 года, в нижней Силезии, после проектных приготовлений и рекогностировки местности, вдоль 36 километровой горной гряды Эулингеберг (Eulengebirge) закипела работа. Первые постройки объекта начали возводить к западу от Дорфбаха. Сложный рельеф с ущельями поросшими густым лесом должен был стать надежным укрытием для рассредоточенной системы убежищ комплекса «Ризе». Весь район стройки в дальнейшем во всех документах упоминался как закрытый район «Sperrgelande» и надежно закрыт от посторонних глаз.

Зачастую в различных публикациях, упоминается о том, что горные работы по «Ризе» были начаты еще в конце 1943 года, однако исследование этого вопроса показало, в данных публикациях речь идет о переводе завода Круппа из Эссена, в производственные помещения бывшей текстильной фабрики в Глушице, которые должны были служить временными промышленными площадями, до завершения строительства подземного завода для производства турбореактивных двигателей секретного, немецкого истребителя МЕ-262. Над сооружением подземного завода, под руководством частного строительного концерна Нижней Силезии “Sonderbauvorhaben Niederschlesien” трудились русские военнопленные и узники концентрационных лагерей. Только 9 апреля 1944 года, строительные работы передали под руководство ОТ.

warning

Согласно материалам свидетельских показаний К.Дорша, сделанных им в 1946 году, следователям Нюренбергского процесса, убежище должно было вместить в себя около 20 000 тысяч человек.

Однако.. руководитель проектного управления Зигфрид Шмелкер (Siegfried Schmelcher), приводит более конкретные цифры распределения проектируемых ресурсов этого объекта, "жителями" подземного города, должны были стать:

     
ПВО 6 640 чел.

персонал ПВО объекта

FHQ (Штаб-квартира Гитлера) 752 чел.

личный штат фюрера

  1 858 чел. личная охрана
  5 832 чел. "специальный персонал"
OKH (Штаб Сухопутных войск) : 2 523 чел. командование и персонал генерального штаба
  983 чел. генералитет
  2 079 чел. технический персонал
  1 903 чел. дополнительный штат (расселен в 25 от ставки)
SS (Секретная служба) 2 004 чел. личные нужды Рейхсминистра М.Бормана
  1 541 чел. личные нужды рейхсфюрера секретной службы
OKL (Военно-Воздушные силы) 229 чел. Штаб ВВС
ИТОГО:  26 344 чел.  

* Согласно особому распоряжению Гитлера, штаб ВМС в укрытии представлен не был.

17 декабря 1943, личный адъютант Гитлера ФонБелов, Ксавиер Дорш и Лео Мюллер прибыли в Растенбург, для завершения переговоров и окончательного утверждения планов строительства а так же по изменению местоположения некоторых запланированных ранее объектов из за неблагоприятной геологической обстановки. В ходе обсуждения технического проекта, Лео Мюллер воспользовался возможностью внести важные технологические изменения, позволяющие в целом сократить некоторые этапы строительства. Все просьбы были удовлетворены, и троица отбыла продолжать работу.

Однако уже к весне возникла первая проблема нехватки рабочей силы, о чем немедленно проинформировали генеральную ставку, и 6 апреля 1944 года, А.Гитлер поручил рейхсфюреру СС Гиммлеру, в срочном порядке решить возникшую проблему. 

Решение нашлось само собой, поскольку 19 марта 1944 года, Германия под предлогом саботирования «решения Еврейского вопроса» оккупировала свою бывшую союзницу - Венгрию, то для работ по возведению объекта, было с ходу решено использовать попавшую в опал почти миллионную еврейскую диаспору Венгрии, и вывезти в Германию из гетто около 90 тысяч Венгерских евреев, тем не менее не все пошло так гладко..

9 мая 1944 года, в телексе начальнику штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии Кейтелю, Альберт Шпеер жаловался, что только 50-60 тысяч доставленных в Германию евреев пригодны для работ, остальные 200 тысяч – старики, больные и дети совершенно не пригодные для применения в тяжелых горных работах, тем не менее работы по подготовке лагерей для размещения рабочей силы продолжались полным ходом и уже в скором времени, из расформированного гетто в городе Лодзь, сюда доставили Польских евреев.

В период между апрелем и июнем 1944 года, службы Тодта и СС создавали систему безопасности, упорядочивали размещение рабочей силы и инфраструктуры гигантской стройки. Для обеспечения секретности, все возведенные в округе лагеря для заключенных и вольнонаемных, условно именовались «рабочими». 

Структура рабочих лагерей выглядела следующим образом: Arbeitslager Riese (AL Riese)

  • 1. Dörnhau (Kolce) 
  • 2. Erlenbusch (Olszyniec) 
  • 3. Falkenberg (Sokolec) 
  • 4. Fürstenstein (Książ) 
  • 5. Kaltwasser (Zimna) 
  • 6. Lärche (k. Głuszycy) 
  • 7. Märzbachtal (k. Głuszycy) 
  • 8. Säuferwasser (k. Głuszycy) 
  • 9. Schotterwerk (Głuszyca Górna) 
  • 10. Tannhausen (Jedlinka) 
  • 11. Wolfsberg (góra Włodarz) 
  • 12. Wüstegiersdorf (Głuszyca) 

Ответственным комендантом рабочих лагерей был назначен Хауптштурмфюрер СС Альберт Людкемейер (SS-Hauptsturmführer Albert Lüdkemeyer). Администрация «Лагеря Ризе» располагалась в деревушке Вюстегерсдорф(Wüstegiersdorf).

Ссылаясь на исследователя Дариуша Гарбу (Dariusz Garba), приводящего выдержки из письма управления здравоохранения к президиуму Бреслау (ныне Польский Вроцлав), от 22 апреля 1944 года, первые заключенные концентрационного лагеря «Грюсрозен» (Konzentrationslagers Groß-Rosen) были направлены на строительство комплекса «Ризе» уже к концу апреля 1944 года. Узники днем и ночью, в три смены врубались в скалу, взрывая и продалбливая бесконечные туннели. Производственный травматизм был невероятно высок, узники гибли от истощения и под завалами. Дела на восточном и западном фронте складывались для нацистской верхушки все более неблагоприятно, и необходимость в надежном убежище росла по часам. Возведение комплекса настойчиво «гнали» постоянными звонками из Берлина и генеральной ставки.

  • Узники «Великана»

Несомненно, говорить о том, что «Ризе» троили только Венгерские и Польские еврей было бы совершенно несправедливо. История сохранила учетные карточки госпиталя «трудового лагеря» в Вюстегерсдорфе в которых в числовой последовательности указывались национальности поступающих узников... Поляки, Венгры, Румыны, Чехи, Греки, Немцы, Югославы, Русские, Голландцы, Бельгийцы, Французы, Австрийцы и даже Люксембуржцы и один Итальянец... 

Условия проживания заключенных трудового лагеря «Ризе» были просто нечеловеческими. В каждом бараке площадью 9-12 м2 ютился отряд состоящий из 15 человек.

Первые прибывшие в лагерь, весной 1944 года, застали время когда приходилось спать прямо на земле, подложив солому. Позднее были сооружены шконки, однако несложно подсчитать, что на одного заключенного приходился всего один не полный метр площади барака. Не соблюдались условия гигиены, что вело к частым инфекциям и эпидемиям в лагерях. Особенно косил ослабших тяжелой работой узников брюшной тиф и дизентерия. В качестве отхожего места использовалась яма, вырытая в дальнем углу лагерной зоны. 
Узники подвергались постоянному произволу и репрессиям со стороны надзирателей, инциденты зачастую были связаны с возникновением аварии или недостаточной производительностью труда. Изматывающая работа в тяжелых условиях быстро подрывала здоровье узников, и утратившие способность полноценно трудится, немедленно отправлялись в газовые камеры «Аушвица», или в «Освенцим» где пятнадцать огромных печей крематория день и ночь превращали людей в пепел. По крайней мере, авторам этого материала известны два больших перемещения заключенных из лагерей «Ризе» в «Аушвиц» которые проходили в сентябре и октябре 1944 года.

  • Создание «Великана»

В начале марта 1944 года, Гитлер командировал К.Дорша с предписанием проконтролировать ход работ, а так же организовать сдачу первого объекта в течений полугода. Как отзываются некоторые источники, понадеявшись на компетентность технических руководителей проекта, Дорш прибыв на место ознакомился с ходом работ, однако никаких реальных действии для исполнения наказа главкома не предпринимал. Работы и так шли в невероятном темпе.

Согласно техническим отчетам организации Тодта, работы форсировались настолько, что технологической оценки состояния вырубленных в скальной породе галереи не попросту не производилось, в связи с чем управляющий проектом Дуве (Duwe) вместе с доктором Крессом были спешно вызваны на объект, для проведения технической инспекции состояния проекта, и в ходе осмотра, приняли некоторые незначительные изменения, в целом дав удовлетворительную оценку ходу работ.

Отдельное внимание мы обратим на уникальную в своем роде технологию возведения галереи комплекса, которая предполагала облицовку вырубленного в скале туннеля, 30-60 сантиметровым слоем бетона, с добавками наполнителя на основе резины. Согласно отчетам, облицовка основных участков туннеля 25 сантиметровым слоем бетона была закончена. Так же, к концу весны были завершены работы по прокладке дренажной системы, отводящей воду из вырубленных в скале систем.

riese-tunn

20 Июня 1944 года, Министр Шпиир явился в ставку и доложил Гитлеру об ударных темпах работ над созданием нового убежища. 
Так же, было утверждено решение генерал-майора Рудольфа Шмундта перевести штаб сухопутных войск из «Мауервальда» в Восточной Пруссии в «Майбахлагер» в связи с чем было необходимо расширить имеющийся там комплекс, и возвести несколько дополнительных бункеров на объекте «Майбах I» (Maybach I) и пять бункеров на объекте «Майбах II» (Maybach II). 

Я не случайно упомянул новый объект «Майбахлагер» (Maybachlager), расположенный между деревушками Вунсдорф и Цоссен, на юге Берлина. Дело в том, что в книге Франца Сейдлера и Дитера Зигерта «Секретные квартиры Гитлера» (Hitler`s Secret Headquarters), вероятно из за неточностей перевода с немецкого языка, данная фраза изложена в общем контексте строительства на объекте «Ризе» - каких то «блоков», что вероятно неверно истолковали переводчики возведение вышеупомянутого засекреченного комплекса штаба сухопутных войск «Майбахлагер» а какие то легендарные «блоки», уже достаточно часто встречается в некоторых источниках. Однако вернемся в события июня 1944 года..

Итак, в ходе совещания, так же было решено форсировать работы по первому объекту комплекса – а именно замку «Фюрнштайн», который должен был стать правительственной резиденцией Гитлера, и для этого практический с нуля перестроен и соединен с двухуровневой системой бункеров, прорубленной в скальных породах под замком. 

Гитлер очень торопил Шпиира, и почему то неожиданно изъявил категорическое желание приурочить сдачу первого объекта к 1 Ноября 1944 года, попутно сделав пару распоряжений относительно отделки бункера. По мнению фюрера, обстановка в резиденции должна была быть аскетичной, без излишеств и обязательно содержать деревянную мебель. 

Напомним, что о работах предпринятых для того что бы переделать родовое поместье Плесского принца в правительственную резиденцию главы рейха, впервые написал в своих воспоминаниях бывший управляющий замком Фихт(Ficht). Его воспоминания были опубликованы в 1954 году, в швейцарско-германской газете «Neue Zürcher Zeitung».
В частности, Фитч вспоминает, что вскоре после того как вокруг замка закипала работа, в будущую резиденцию прибыли 35 архитекторов, которые немедленно приступили к работе. К неприступному ранее, внутреннему двору замка был нарыт 50-ти метровый вал, по которому была проложена автомобильная дорога. 

Сам замок был разделен на различные участки, имеющие отдельные назначения. Так например в резиденции были сооружены гобеленные залы, один из которых неожиданно по просьбе Гитлера был спешно переделан в роскошную «итальянскую комнату» – которая была оборудована лифтом спускающим ее обитателей на 50-ти метровую глубину в систему укрытии. О причинах таких резких изменений проекта в сторону Итальянских предпочтении, я упомяну чуть ниже. В целом все помещения замка были скрупулезно спланированы, например вход с террасы вел в банкетный зал, там же на террасе, на случай внезапного авианалета имелся аварийный вход в двухуровневую систему укрытии. 

Подземная система замка, имеет протяженность 950 метров и общую площадь 3 200 квадратных метра. Круглосуточно вырубая скальные породы, над созданием подземной части замка непрерывно трудились 2 000 заключенных, из которых только 800 были узниками концентрационного лагеря «Грюсросен». 

После грандиозных реинновационных работ, замок имел несколько комфортабельных апартаментов для размещения Гитлера с семьей, а так же, несколько небольших комнат для размещения личного камердинера Гитлера Артура Канненберга. Для самых близких соратников и гостей были предусмотрены три отдельные квартиры и двадцать одноместных номеров. Пять отдельных комнат замка были отведены лично для Геринга. 

Обратим ваше внимание, что именно с середины лета 1944 года, более чем востребованной оказалась работа гражданских специалистов горно-инженерных фирм, рабочие которых, занятые в подрядах ОТ согласно приказу известному как «Зондер-Эльба» (Sonder-Elba) от 30 мая 1941 года, освобождались от военной службы.

Горно-строительные артели, организуемые Организацией Тодта, старательно подряжались для возведения грандиозного объекта, однако расточительное отношение к рабочей силе и невероятный темп стройки дал о себе знать. Вскоре руководство проекта столкнулось с казалось бы неразрешимой проблемой катастрофической нехватки рабочей силы. Ресурсы заключенных лагеря «Грюсрозен» подходили к концу, что на фоне все более падающей производительности труда и возрастающей смертности... назревала неприятная беседа в ставке Гитлера.

Не лишне напомнить, что все события которых мы коснемся в ходе рассмотрения истории объекта «Ризе», так или иначе связаны с общей трагедией немецкого народа втянутого в войну партийными политиканами и параноиком, получившим бразды правления государством. В сложившийся ситуации, в военных кругах стало назревать антигитлеровское движение. Опытным военачальникам было очевидно – германия не может воевать со всем миром, и катится в пропасть. Поскольку не существовало законных способов сместить Гитлера с поста руководителя государства, было принято решение о физическом устранении диктатора. Организатором практических мероприятии стал руководитель разведки Германии – адмирал Канарис. Опытный разведчик всегда на шаг опережал Гестаповских ищеек идущих по следу заговорщиков. 

В начале 1944 года, Артур Нёбе предупредил шефа разведки, адмирала Канариса о готовящимся ударе Гестапо по Абверу. Опытному разведчику едва хватило времени, что бы предотвратить провал главных участников заговора. Нагрянувшие в управление разведки гестаповцы не смогли наскрести ровным счетом ничего, кроме незначительных компроматов на трех офицеров разведки. Напряжение между Абвером и Гестапо достигло апогея, армия и политическое руководство Германии раскололось. В организованную Гестапо засаду у дома вдовы бывшего министра иностранных дел Веймарской республики Ханы Солф, попались бывший посланник МИДа Кин, офицер Абвера Гере и правительственный советник фон Мольтке. И не смотря на то, что все трое, не сговариваясь уперлись в заготовленную заранее легенду, задержание офицера разведки Гере обернулось для Канариса началом очень больших неприятностей. Петля на шее шефа разведки начала стремительно сжиматься. Скандал разразился, когда подозреваемые в антигитлеровской деятельности офицеры, прямо из под тайной слежки гестапо ушли на запад. Взбешенный Гитлер, приказал Гиммлеру незамедлительно объединить Абвер и СД, аппарат управления Абвера распустить, а руководителя прославленной разведки перепрофилировать в торговца и экономиста. Однако «Седой лис», как называли Канариса и не думал сдаваться, операция «Валькирия» вошла в свою решающую фазу.. 

Согласно формуляру министерства промышленности и вооружения рейха, подписанного А.Шпииром с 14 Июля 1944 все работы по проекту «Ризе» должны были координироваться через Берлинское бюро архитектора Герберта Римпла (Herbert Rimpl), которому приказом А.Гитлера в 1943 году пожаловали титул профессора. Напомним, вера нацистской верхушки в профессионализм Г.Римпла было настолько велика, что он обладал эксклюзивным правом на проведение экспертиз всех оборонных проектов, затраты на которые превышали 1 000 000 рейхсмарок. 
С чертежной доски Римпла сошли такие знаменитые проекты рейха как подземная фабрика «Доггерверк», фабрика авиационных двигателей «BMW801», подземная фабрика «B521» и другие знаменитые наземные и подземные объекты...

Наша справка: Герберт Римпл, с 1944 года, принял предложение сотрудничать с "Arbeitsstab Wiederaufplanung" (штаб восстановления) и участвовал в проектах восстановления городов Вупперталь и Римсцзейд а в январе 1945 подготовил план восстановления города Фридрихсхафен.
До мая 1945 года, Г.Римпл в качестве строительного директора возглавлял фирму «Wohnungswerke AG Watenstedt-Salzgitter» ("Reichswerke - Hermann-Göring") а так же занимал должность директора фирмы "Montanblock-Baustab GmbH". Однако продолжим.

Итак, спустя пять дней после назначения главным инженером проекта профессора Римпла, 19 Июля 1944 года, министр Шпиир и руководство ОТ снова прибыло в полевую ставку Гитлера «Вольфсшанце» у Растенбурга. Главной темой визита, стал не только доклад о ходе возведения объекта «Ризе», сколько острое обсуждение вскрывшихся проблем, и согласование плана переброски строительных ресурсов со ставки в Восточной Пруссии – что наглядно указывает на масштабы возникшей проблемы связанной с нехваткой рабочей силы. 

В результате было решено в срочном порядке, отправить в нижнюю Силезию 800 вольнонаемных рабочих, снятых с возведения теряющего свою надежность объекта «Вольфсшанце». Под влиянием результатов рабочего совещания, руководство проекта выехало из ставки весьма обескураженным, и вот почему.

Очень интересные обстоятельства этой Июльской встречи, проливающие свет как на внезапные итальянские веяния лидера нацистской Германии, так и на результаты вышеописанного совещания, отыскались в материалах Нюренбергского процесса.

Из свидетельств подсудимого К. Дорша:
Министр А.Шпиир категорично завил Гитлеру «если мы не получим достаточное количество рабочей силы, мы просто не сможем продолжать возведение комплекса Ризе», на что Гитлер неожиданно ответил «успокоитесь, уже очень скоро вы получите в свое распоряжение 50 000 итальянцев». Как свидетельствует Дорш, он немедленно сообщил Гитлеру о том, что по его мнению, итальянская сторона не способна реально предоставить обещанное количество работников и заявил, что не сможет поверить подобным утверждениям, пока итальянские рабочие не пересекут перевал Бреннер. Немного подумав, Гитлер заявил: «Вы можете на них рассчитывать, завтра ко мне пребывает Муссолини для подписания соглашений, по которым – 1 000 000 итальянских рабочих скоро прибудет в Германию. [дело NMT2 стр.587]

Уже на следующий день, 20 Июля, в 12:42 во время оперативного совещания командования ставки, которое перенесли на пол часа из за прибытия в ставку Итальянского диктатора Б.Муссолини, в помещении сработало мощное взрывное устройство. Погибли три высших офицера и стенографист, сам Гитлер, на которого планировалось покушение, по невероятному стечению обстоятельств отделался лишь несколькими царапинами и повреждениями барабанных перепонок. Организованная шефом разведки Ф.В.Канарисом, операция «Валькирия» провалилась. Кровавая охота, учиненная мясниками гестапо в ходе выявления заговорщиков погубила жизни около 200 человек, совершенно не причастных к заговору. Фюрер утратил доверие к своему окружению, разогнал адъютантов, уволил личного врача Теодора Морреля и впал в продолжительную депрессию, и вероятно опасаясь новых покушений, не покидал ставку до самого ноября. 

По роковому стечению обстоятельств, во время покушения был тяжело ранен генерал-майор армии Рудольф Шмундт (Rudolf Schmundt) руководитель кадрового управления сухопутных войск – идейный отец проекта «Ризе», который скончался от тяжелых ранений 1 Октября 1944 года, так и не увидев своего детища. Его место тут же занял главный военный адъютант фюрера и начальник управления по личному составу армии, настоящий фанатик, Генерал Вильгельм Бургдорф (Wilhelm Burgdorf).

  • Падение «Великана»

В тот же день, 20 Июля 1944 года, произошли значительные кадровые перестановки в командовании армии, на место раненного во время покушения генерала Буле, начальником генерального штаба сухопутных сил, и советником Гитлера по ведению операций на Востоке, был назначен опытный кадровый военный – генерал-полковник Хайнц-Вильгельм Гудериан(Heinz Wilhelm Guderian), обнаруживший, что застал военные дела рейха, в совершенно плачевном состояний а управление войсками восточного фронта дезорганизованным.

Опытный стратег, и блестящий теоретик танковой войны, прилагал самые отчаянные усилия, чтобы создать сносные условия для отражения ожидаемого и неизбежного нового натиска Красной армии, которые уже стягивали силы по всему восточному фронту для решающего удара.

Обо всех этих приготовлениях красной армии, немецкое командование имело не вызывающие сомнения данные на основании докладов генерала Рейнхарда Гелена (Reinhard Gehlen), руководителя разведки восточного фронта, построенных на таких обычных и верных признаках, как увеличение количества артиллерии, повышение интенсивности ее пристрелки, пополнение сил на плацдармах свежими частями и подход танковых соединений в прифронтовые районы. Наконец, об этом же свидетельствовали данные, полученные радиоразведкой и допросом военнопленных.

20 Ноября 1944 года, А.Гитлер покинул ставку в восточной Пруссии и переехал в «Адлерхорст» (FHQ Adlerhorst), расположенный между Мюнстером и Зигенбергом. В скором времени, туда отправился Гудериан с твердым решением убедить Гитлера принять разработанный им план, предполагающий переброску после удачной западной компании в Арденах максимально возможное количество дивизии на восток, так как по его мнению удара русских следовало ожидать в ближайшие три недели.

Однако как показывают дальнейшие события, фюрер был мягко говоря не адекватен и утратив доверие к военачальникам был склонен доверять только своим «надежным» источникам из СС как можно предположить по дальнейшим событиям, находясь под сильным влиянием Гиммлера. Не дослушав доклад начальника штаба до конца, Гитлер истерический взорвался поучениями что оценки Гудериана ничего не стоят, и являются полным абсурдом. Советская стрелковая дивизия, по его мнению, никогда не достигала численности в семь тысяч человек, а русские танковые корпуса едва ли вообще имеют танки. «Это величайший блеф со времен Чингисхана, — закричал он, вставая с места. 

Явный провал Гудериана подхолимский усугубил Генерал Йодль, который неожиданно взял слово и заявил, что продолжение наступления на Западе - вопрос решенный, таким образом поставивший точку в возможности использовать западные дивизии. Именно эти слова и хотел услышать Гитлер. С этого исторического момента, оборона восточных рубежей была обречена.

За обедом остроты не закончились, Гудериан выслушал упреки Гиммлера, который и так ко всем своим регалиям совершенно незаменимого для империи человека, в довесок получил чин командующего группой армий на Рейне. Гиммлер издевательский обратился к Гудериану со словами один в один повторяющими сказанное Гитлером - «Мой дорогой генерал-полковник, я полагаю, что русские и не думают о наступлении. Все это не более чем блеф»... 

Гудериану ничего не оставалось как вернутся в штаб-квартиру сухопутных войск в Цоссене и приступить к разработке принципиально новой оборонительной концепции, исходя из реального положения дел. 

Было совершенно очевидно, что немедля необходимо организовать комплекс мер по защите Верхнесилезского промышленного района. Гудериан совместно с генерал-инспектором инженерных войск Якобом, разработал детальный план строительных работ, необходимых для полноценной обороны. Для окончательной разработки фортификационных планов и контроля за возведением линии обороны, в спешном порядке был восстановлен разогнанный предшественником Гудериана отдел укреплений генерального штаба, начальником которого был назначен полковник Тило.

25 августа 1944 года, в соответствии с разработанной штабом оборонительной концепцией Гудериана, началась подготовка мероприятии по эшелонированной обороне и сооружению укрепрайона вдоль Одера.

25 сентября, комендантом Бреслау (Вроцлава) был назначен Йоханнес Краузе (Johannes Krause), который предпринял интенсивные меры к подготовки города к предстоящей схватке, за короткое время практический превратив его в неприступную крепость. 

Для организации необходимых мероприятии были брошены последние силы. В соответствии с приказом гауляйтера Нижней-Силезии Карла Хенке, темпы строительства «Ризе» были приостановлены, а высвободившийся строительные ресурсы, вместе с узниками концентрационных лагерей были переброшены на 60 км северо-восточнее, для возведения 160 километровой линий эшелонированных укреплений на рубеже Глогау-Бреслау-Оппельн, вдоль реки Одер. 

Особая ставка делалась на крепость Бреслау, прикрывающую собой горную гряду Эуленберг, где между небольшими населенными пунктами Вальденбург и Лангенбилау находится объект «Ризе» а так же часть промышленных мощностей находящихся в его округе. В сложившийся ситуации, с немецкой пунктуальностью А.Йодль приказал заморозить сооружение второстепенных объектов наземной инфраструктуры и сосредоточится на форсирований работ над подземной частью объектов.

В декабре министр Шпиир, в докладной записке Гитлеру указал на важность любой ценой удержать Нижне-Силезский промышленный район, особенно после плотных бомбардировок авиацией союзников Рурской области, где была сильно потрепана основная часть оружейного производства Германии. Нижняя Силезия с ее заводами приобрела особую ценность, и символизировала последнюю промышленную надежду рейха, однако как покажут дальнейшие события, предпринять что либо было уже не возможно. Гудериан понимал, после утраты промышленного района, отрезанные от промышленного снабжения войска могли продержатся от силы 2-3 недели.

23 Января, передовые части первого Украинского фронта вышли к рубежу Оппельн-Бреслау и спустя два дня заняли позиции вдоль Одера.
На следующий день, 24 января на совещаний в ставке, Гитлер одобрил идею Гудериана о перегруппировке армейских групп на востоке, с целью создания новой группы армии «Висла», однако отклонил предложение о назначений командующим фельдмаршала фон Вейса, неожиданно назначив на эту должность «незаменимого» партийного функционера Гиммлера, который на тот момент уже обладал должностями министра внутренних дел, начальника полиции, рейхсфюрера СС и командующего армии резерва. 

Тот с шиком организовав штаб прямо у себя на даче под Берлином, вальяжно приступил к выполнению функции командующего. Практический сразу Гудериан стал получать с передовых мольбы, любой ценой избавить их исполнения бессмысленных приказов нового «военачальника».

29 января 1945 года, на аэродроме в 14 км западнее Штейнау, при попытке вылететь в Берлин, нарвался на авангардные части СМЕРШа и был убит при захвате комендант крепости Бреслау. Найденные при нем документы, раскрыли хитроумный план немцев радушно встретить русских подготовленными заранее укреплениями, а так же в руки разведки попали планы и чертежи всех укреплений городов-крепостей. Именно из захваченных документов стало ясно, что подготовка и строительство огневых точек была осуществлена немцами в октябре-декабре 1944 года.

Все стремительно катилось в тар-тарары, в начале марта, по дороге из ставки Гитлера в Цоссен, заснул за рулем и попал в автокатастрофу начальник штаба группы армии «висла» - генерал Вальтер Венк. Гиммлер оставшись один, оказался настолько беспомощным, что немедленно объявил себя заболевшим и бросив штаб, поспешно уехал в санатории Хоэнлыкен.

Обстановка на линии фронта сгущалась поминутно, Гудериан изо всех сил пытался спасти ситуацию, для этого он явился в санатории к Гиммлеру и уговорил его отказаться от командования на востоке, якобы под предлогом того, что тот и так загружен работой. Гиммлер сделал вид что нехотя согласился и вот во время планового совещания в «Адлерхорсте», Гитлер без энтузиазма выслушал предложение Гудериана, но принял предложение назначить на эту должность командующего 1-й танковой армией находившийся в Карпатах. 

20 марта 1945 года, легендарный генерал-полковник Готтард Хейнрици в свое время попавший в Гитлеровскую опалу за категорический отказ вступить в партию НСДРП а так же принципиальное не исполнение приказа во время отступления до тла спалить Смоленск, получил новое назначение. Не смотря на напряженность отношений Хейнрици с партийной верхушкой и Гитлером, боевые заслуги его были настолько значимыми, что в свое время Гитлер лично выдал ему разрешение на женитьбу – жена Хейнрици была на половину еврейкой. Вот такой принципиальный и опытный командующий по мнению Гудериана, должен был прикрыть Нижнюю Силезию, удерживая фронт всего в полусотне километров от комплекса «Ризе».

К числу интересующих нас событий в связи с комплексом «Ризе», можно отнести и то, что (19 марта) за день до визита Гудериана в ставку, не вменяемый Адольф, гуляя с адъютантами среди развалин в своей Берлинской резиденции, неожиданно снизошел к новой военной концепции, которая гласила «если мы погибнем, то возьмем с собой весь мир..», после чего, отдал истерический приказ, предписывающий взорвать «все»... 

Отдельное распоряжение Г.Гиммлера предписывало ликвидировать заключенных прямо на территории подземных объектов. Что собственно указывало на то, что судьба оставшихся после эвакуации в начале февраля, рабочих шталагов «ГрюсРозен», была обречена.

23 марта последовал приказ М.Бормана «о проведений разрушений», которые предписывали областным гауляйтерам немедля исполнить поручение главкома и уничтожить всю инфраструктуру, сооружения, электроснабжение, заводы, электростанции, плотины и мосты, в общем все, что могло хоть как то пригодится оккупантам.

О неадекватных планах бесноватого фюрера узнал министр промышленности и вооружения, пытаясь убедить нацистское руководство воздержатся от подобных действии, так же, параллельно Шпиир прилагал активные усилия, призванные предотвратить рукотворную катастрофу немецкого народа. В результате переговоров А.Шпиира с военными, вермахт наотрез отказался исполнять этот приказ, тыловое снабжение генерала Булла под разными предлогами не отгружала взрывчатку, а военное руководство всяческий препятствовало исполнению приказа на местах. 

Вот в такой тяжелой обстановке, легендарный Хейнрици принял командование фронтом. Сразу после назначения, из свободных резервов была сформирована Армейская группа «Хейнрици» (Armeegruppe Heinrici), призванная хотя бы на время сдержать почти двадцатикратное превосходство наступающей Красной армии. 

28 марта, приняв очередное настоятельное предложение уже совершенно невменяемого Гитлера, взять шестинедельный отпуск, Гудериан решил оставить руководство уже проигранной войной, распрощался с коллегами и отбыл в Австрию, где в Тироле 10 мая 1945 года, сдался Американцам.

21 апреля Хейнрици, убедившись что у него больше нет возможностей остановить наступление Красной армии на Берлин, обратился к Гитлеру, с просьбой перенести свой штаб с передовой, тот увидев на карте, что его личный бункер «Ризе» находится за линией фронта - пришел в неописуемую ярость.. Хейнрици отбыл на передовую, в тяжелых раздумьях, и 27 апреля, вопреки наказам Гитлера, все же отдал приказ своим войскам к отступлению.

На следующий день, 28 апреля, фельдмаршал Кейтель, объезжая фронтовые позиции к своему удивлению обнаружил отступающими части 3-й танковой армии генерала Мантейфеля. Глубоко религиозный и принципиальный офицер Хейнрици, спасающий жизни своих солдат от бессмысленной бойни, тут же был обвинен в саботаже и дезертирстве.

29 апреля генерал-полковник Готтард Хейнрици был отсторонен от командования, а на его место был назначен генерал Штудент, который фактический к командованию так и не приступил поскольку по дороге к месту своего нового назначения попал в плен к союзникам.

Вот с этого места, начинается полная неизвестность, из фактологического анализа которой следует, комендатура секретного комплекса «Ризе» умудрилась настолько хорошо «захлопнуть» затерянный в горах закрытый район, что ударные части 1-го Украинского фронта, овладев Бреслау, стремительным ударом, обогнули горную гряду Эуленберг с двух сторон. Подгоняемые стремлением успеть взять Берлин прежде союзников, устремились на северо-запад, оставив гарнизон объекта «Ризе» у себя в глубоком тылу, а тот незаметно для наступающих, как то просуществовал до самой капитуляции еще десять дней. Косвенно это подтверждает подробный анализ мемуаров командующих фронтов, армии и дивизии 1-го Украинского, очень подробно описавших ход боев за каждый населенный пункт, Бреслау и.. почему то совершенно пропустивших 70 километровый фрагмент броска через горные дороги пограничной с Чехией горной гряды. О каких либо объектах в районе к юго-западу от Бреслау нет ни слова.

На фоне всех описанных мной выше событии, очень интригующий выглядят кочующие из публикации в публикацию упоминания о прибытии в конце апреля в Вюстервальтерсдорф (Wüstewaltersdorf), где располагалась комендатура района, команды СС (SS-Sonderkommando) для выполнения какой то специальной задачи, однако поскольку мы не располагаем какими либо детальными обстоятельствами, этих фактов мы коснемся в главе посвященной легендам «Ризе». Остатки передовых частей, группы армии «Центр» и армейской группы «Хейнрици», согласно официальным донесениям сдались в последний день марта.

Цитирую: 31 марта в 1945 года войска 1-го Украинского фронта завершили Верхне -Силезскую наступательную операцию. В результате этой операции были окружены и уничтожены 17 А группы армий "Центр" и армейская группа "Хейнрици". В ходе операции было уничтожено 40 тысяч фашистов и 14 тысяч взято в плен.

Однако, странность заключается в том, что гарнизон «Ризе» функционировал вплоть до капитуляции. Официально населенные пункты Вальденбург и Лангенбилау были заняты красной армией только спустя десять дней - 9 мая. Следовательно, времени для сокрытия следов и консервации объектов у коменданта «Ризе» было более чем предостаточно, тем более в свете каких то специальных мероприятии, реализуемых присланной для этого «зондеркомандой». [о размышлениях на основе изученной информации – в закрытом разделе]

Сводка за 9 мая 1945 года:
Войска 1-го Украинского фронта при содействии восставших жителей Праги освободили от врага столицу Чехословакии. В тот же день были освобождены в Чехословакии города Хомутов, Кадань, Билина, Лоуни; юго-восточнее Дрездена войска фронта заняли города Пирна, Зебнитц, Нейгерсдорф, Циттау, Фридлант, Лаубан, Грайффенберг, Гиршберг, Вармбрунн. Одновременно юго-западнее и южнее Бреслау войска фронта заняли города Ландесхут, Готтесберг, Вальденбург, Швейдниц, Райхенбах, Лангенбилау, Франкенштайн, Патшкау, Варта, Глатц, Ландек.

  • Спящий ВЕЛИКАН (Послевоенные будни)

Информация будет опубликована позднее.

  • УСТРОЙСТВО "ВЕЛИКАНА"

На сегодняшний момент, комплекс "Ризе" состоит из семи объектов и одного объекта-укрытия для поезда Гитлера и Гиммлера.

 Система

 Кол-во штолен

 Длина (м2)

 Площадь (м2)

 Объем (м3)

 Примечание

 "Вольфсберг"

 4

 3 000

 8 700

 31 000

 Взорван, завален

 "Дорфбах"

 3 (5)

 500

 2 500

 14 000

 Туристический объект

 "Обердорф"

6 (7)

500

 1 500

 3 500

 Замурован, завален! опасен!

 "Раменберг"

 3

 700

800

 4 000

 Взорван. Относительно недоступен

 "Фалкенберг"

 2 (4)

750

 2 100

 6 000

 Завален-опасно!

 "Сауферхофен"

 3

 1 700

 6 200

 26 000

 Открыт для туристов

 "Фюрнштайн"

 4

 950

3 200

 13 000

 Недоступен! Сейсмостанция

Таким образом, общая известная на сегодняшний момент информация:
площадь сооружения: 25 000 м2
протяженость ходов: 8 100 м2
объем комплекса: 97 500 м3

поддержать проект Чашку Кофе Бокал пива
Прочитано 6323 раз Последнее изменение Четверг, 02 Июль 2015 20:18
Vladislavs Gusca

Администратор портала и руководитель региональных подразделений КОСМОПОИСКа. Исследователь аномальных явлений, военной истории, археологии и URBEX тематики.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии